Немного о манге

Эта работа - реферат студентки отделения граф-дизайна Consy, который, надеюсь, Вам, читатель, будет приятно и интересно прочитать.

Манга – это комиксы, созданные в Японии.

В 1814г график и художник Кацусика Хокусай ввел обозначение "манга" для своих рисунков "из жизни", гравюр укие-э. Но манга в Японии существовала еще задолго до этого.
Первым японским комиксом были "Веселые картинки из жизни животных", созданные в XII веке буддийским монахом и художником Тоба.Они представляли собой четыре бумажных свитка, с нарисованными тушью черно-белыми иллюстрациями, имеющими свою очередность и комментарии.

Чтобы понять, почему появлялись «истории в картинках», необходимо совершить довольно-таки обширный экскурс в историю древней Японии.

В VII веке начались реформы Тайка, «перестройка» Японии по китайскому образцу. Важнейшим следствием этих реформ был приход в Японию китайской письменности – иероглифов кадзи, изменивших японский язык и всю культуру. Для записи падежных окончаний, для которых иероглифов не существовало, были созданы две азбуки: хирагана и катакана. В средние века хирагану использовали для записи «развлекательной» литературы, кадзи - для ученых трактатов, а катакану – для религиозных нужд. Настолько запутанная и неоднозначная система письменности не способствовала желанию делать текст единственным носителем информации. Так как хорошие знания кадзи были редкостью даже среди знати, уже с древнейших времен японские художественные тексты богато иллюстрировались не только по эстетическим соображениям, но и для упрощения их понимания, за счет чего развивалась традиция экономного символического рисунка, каждый штрих которого нес смысловую нагрузку.

В VIII веке из Китая был привезен дзен-буддизм. Превыше всего в этом учении ставилось Просветление, мгновенное событие, происходящее в сознании человека. Вырабатывалась особая стилистика жизни: жизнь была неприхотливая и простая. Эта простота взывала к легкой незавершенности, некоему нарочито допускаемому несовершенству, на котором основывалась живопись тушью суми-э. Развивалось искусство, ищущее способ уловить состояние непостоянного мира в конкретный момент времени. Оно тоже было весьма лаконичным, так как если бы рисунок делался долго, то мир бы за это время сильно бы изменялся, и картинку пришлось бы переделывать. По этой причине такие изображения часто были монохромными.

Примерно в тот же период формируются представления о женской и мужской красоте. В отличие от России, где поэтизировалась красота мужественная (стать, здоровье, румянец...), в Японии поэтизировалась красота женственная: тонкие черты лица, длинные красивые волосы, хрупкая изящная фигура, большие выразительные глаза. Эти критерии относились и к женщинам, и к мужчинам, что было во многом связано с тем, что занятые политикой и войнами мужчины уступили женщинам право создания художественной литературы, и последние описывали "романтических принцев" своей мечты, представления о которых впоследствии закрепились в японской культуре.

Подлинный расцвет массовой культуры начался в эпоху Эдо. Произошел настоящий бум художественного осмысления самурайских ценностей. Разумеется, появлялось множество графических произведений разных стилей на эту тему. Строгая политическая цензура практически не распространялась на эротику. Поэтому основной темой для массовой культуры этого периода стали произведения на любовные темы различной степени откровенности. Наиболее популярными картинами стали гравюры в стиле «укиё-э», изображающие радости жизни с оттенком пессимизма и ощущением ее быстротечности. Именно один из величайших мастеров «укиё-э» – Кацусика Хокусай и придумал, как уже говорилось выше, термин «манга» для обозначения своих рисунков.

Итак, от времен монаха Тоба до времен Хокусая, то есть с 12 по 19 век, «истории в картинках» развивались совершенно самостоятельно, испытав лишь вначале сильнейшее влияние аналогичной китайской живописи. Однако при этом они не считались «настоящим» высоким искусством и рассматривались либо как иллюстрации к дзен-буддийскому вероучению, либо как замена книг для не умеющих хорошо читать, либо как эстетически приятные (но не более того) зарисовки «укиё-э».

Очередной коренной перелом в истории Японии пришелся на 1853 год, когда правительство вынудили подписать с США договор о сотрудничестве. Реформы в западном стиле охватили все сферы жизни Японии
Вместо «манги» Хокусая в Японию пришли западные комиксы. Вскоре технику графики освоили японцы, и начали публиковаться комиксы в европейском стиле. Издатели японских газет осознали влияние и популярность комиксов среди читателей и стали активно заказывать их своим художникам. Наиболее популярные начали собирать и издавать в виде книг. Это уже была идея, на тот момент в Америке не известная, но сыгравшая ключевую роль в истории манги. Сюжеты этих произведений, в основном, были комедийные и сатирические, в них изображалось и высмеивалось современное японское общество.
В начале 20го века начали издаваться и детские комиксы для мальчиков, девочек и малышей. Важно отметить сразу же проявивший себя принцип четкого разделения аудитории манга-издания по половому и возрастному признакам.
К Середине 1920-х в массовой культуре Японии усилились милитаристские настроения, художники постепенно переключились на пропаганду «японских национальных ценностей».
Художественным символом эпохи стала популярнейшая детская манга «Норакуро», повествовавшая о приключениях незадачливого пса-вояки, постепенно проходящего все военные чины от рядового до капитана в пародийной армии животных. Со временем эти приключения становились все менее юмористическими и все более бравурно-военными, однако, «Норакуро» все равно был запрещен в 1941 году как «насмешка над доблестной японской армией».
С 1937 года, когда Япония начала интервенцию в Китай и развязала масштабную японо-китайскую войну, на зрителей и читателей буквально обрушился поток комиксов и анимации агитационного содержания. Осознавая их ценность, правительство не только координировало их создание, но и поддерживало его материально. Была создана организация под названием «Новый японский союз создателей манги», печатный орган которой, журнал «Манга», выходил до самого конца войны даже в периоды отчаянной нехватки бумаги.
В 1950-е годы манга развивалась достаточно бурно. Она не требовала значительных капиталовложений, а уже сложившиеся читательские традиции позволяли не заботиться о конкуренции с иностранной продукцией. Цензура была ослаблена, начали выходить новые журналы, активно печатавшие мангу.

Среди мангак, получивших известность в этот период, особенно стоит отметить Осаму Тэдзуку. Создавая свою мангу, он активно применял доселе не использовавшиеся в манге «кинотехнологии» – показ действия с разных точек зрения, крупные планы, «растягивание» одной сцены на несколько рисунков, звуковые эффекты и подчеркнутое изображение фаз движения. Фактически, манга Тэдзуки была макетом анимационного фильма, являясь при этом совершенно цельным и интересным произведением.
Явление Тэдзуки в мир манги произвело революцию. Новый стиль – сочетание сложного, серьезного сюжета, графики в анимационном стиле и отсутствие необходимости следовать сложившимся штампам привлекло множество молодых талантливых авторов, бросившихся разрабатывать открывшуюся им ниву. Манга окончательно оформилась как совершенно самостоятельный вид литературы, разделилась на множество жанров и поджанров. Основной раздел, как уже упоминалось, проходил по линии «манга для парней»/«манга для девочек».

Знаковая система манги
Как и многое в манге, определение ее как знаковой системы принадлежит Осаму Тедзуке. В последнии годы жизни он неоднократно говорил о том, что его произведения имеют сугубо знаковый характер. Приведем же слова самого Тедзуки.
"... Скажем, если герой моего рисунка удивлен, он округляет глаза, если рассержен, то вокруг глаз у него проступают морщины, выпячивается лицо... То есть, имеется определенный шаблон. А при сочетании таких схем получается нечто похожее на картину. Но все-таки, наверное, это не картина в чистом виде, а набор сильно сокращенных символов. иными словами, для меня манга - это не более чем условный язык, набор выразительных средств, то есть я, пожалуй, даже не рисую, а скорее пишу свои истории особого рода буквами»
В творчестве Тедзуки явно существует некий разрыв между изобразительной техникой, основанной на знаковых выражениях, и изображаемым объектом. К примеру, в манге «До победного дня» показывают, как в комнате взрывается бомба, лица персонажей после этого всего лишь перепачканы сажей. При реалистическом подходе не избежать изображения раненых и мертвых тел. Знаковый язык манги после взрыва бомбы требует только атрибута - чумазого лица. В сущности, герой, изображенный таким символическим языком - в буквальном смысле виртуален, бестелесен. Только лишь в главе «пулеметный обстрел» Тедзука подарил своему сказочному, знаковому персонажу настоящее, живое тело и тем самым сделал его уязвимым и смертным. По словам исследователей, "именно в этот миг родился художник Осаму Тэдзука, и этот момент разделил довоенную и послевоенную историю манги.»

Теперь я хочу рассказать подробнее о знаковой системе.
В японском языке трудно выразить что-либо словами, для этого специально не приспособленными. Свои эмоции, которые европеец передает выражением лица, принято озвучивать. Помимо этого, стоит обратить внимание на «масштаб» передачи эмоций. В японском сценическом искусстве (как в театре, так и в кино) сравнительно редко встречаются тонкие интонации или "полутона". При этом, весьма часто для передачи эмоций используется поза, танец, грим или костюм.

В японском искусстве, в большей степени, чем в западном, размыта граница героического и смешного. Совмещение несовместимого - вполне устоявшийся прием в искусстве. Но, если в кинематографе, фотографии и других видах медиа он обеспечивает фактор неожиданности, то в манге дело обстоит несколько иначе. Условный язык манги заведомо знаком рядовому читателю, а значит, подобные перемены не являются для него полностью неожиданными, и воспринимаются как вполне закономерные. Автор не вкладывает в них никакого глубокого смысла, но использует в качестве знаков, указывающих на эмоциональное состояние персонажа. В ходе повествования персонажи манги претерпевают такие метаморфозы, которые не свойственны ни одному виду других комиксов. К примеру, в американских комиксах образ супергероя непоколебим - смешным он не может быть по определению, а значит - амплитуда его изменений невелика. Манга же показывает нам одного и того же персонажа во всех ипостасях - от необычайно красивых и благородных, до смешных и даже низменных. Причем происходят эти изменения нередко в пределах одной страницы, и как правило вне зависимости от жанра и стиля манги. Чем сильнее переживание героя, тем более схематичным становится его изображение. Но именно резкие смены настроений, постоянные скачки от реального к нереальному придают манге ту специфическую легкость, динамичность и выразительность, которой часто так не хватает западным комиксам.
Приведем же некоторые символы знаковой системы.

--Крестовидная морщина на лбу: символ гнева
--Капля пота на лице или затылке: может означать смущение боязнь или то, что персонаж нервничает, т.е. что он явно находится «не в своей тарелке».
--Потоки слез из глаз: персонаж плачет от горя или счастья, но к причине его слез серьезно относиться не следует.
--Около персонажа появляются маленькие ромбики или цветочки: персонаж хочет казаться милым.
--Полосы по направлению движения на фоне или же по части тела персонажа: показывают высокую скорость и направление этого движения.
--Пропадание зрачков: персонаж крайне возбужден либо загипнотизирован.
--Кровотечение из носа: обычно юношеская реакция смущения при виде сексуальной сцены или обнаженной девушки.
--Наклонные полосы на лице либо маленькие овальчики в районе щек – смущение.



Цвет волос и прическа так же могут многое сказать о характере персонажа.
--Темные волосы типичны для скрытных героев.
--Светлые волосы – для открытых и активных.
--Красные – взбалмошность, взрывной или непредсказуемый характер.
--Совсем светлые или белые – признак «потусторонности» или «демоничности» героя.
Возможны и нереальные цвета волос, такие как синий, зеленый, фиолетовый, привязки по цвету к стихиям и перенос их воздействия на характер.

Символика глаз
--Большие глаза характерны для детей и девушек, а узкие – для мужчин
--Широко раскрытые глаза: символ открытости миру, характерен для юности.
--Прикрытые глаза: характерны для героев, умудренных старостью либо видевших жизнь без прикрас.
--Зрачок и радужка в виде черной точки: часто у героев старшего и пожилого возраста.

Также характер персонажа «может восприниматься несколько по-разному, если одно и то же самоназвание написано хираганой, катаканой и кадзи. Например, "боку" (значит «я»), написанное кадзи, подспудно символизирует ум, если то же самое написано хираганой, то, скорее всего, говорит "мальчик из хорошей семьи", катакана же рождает образ вездесущего озорника-одноклассника. Кроме того, может варьироваться величина букв. Реплика, написанная большими буквами, может означать крик, а специфические виды шрифта ассоциируется с определенной интонацией.

Мангу в Японии читают везде: в электричке и дома, на перемене в школе, в обеденный перерыв на работе. Их читают все: мужчины и женщины, школьники и студенты, клерки и профессора. Полки для манги отведены почти в каждом книжном или круглосуточном магазине сети "конвиниенс".
За пределами Японии такое увидишь нечасто. Многих иностранцев удивляет число читателей манги и груды журналов, толщиной с телефонный справочник, нагромождаемые каждый день в магазинах.
Фредерик Щодт так определяет причину популярности манги: "Манга - это гимн простому человеку". а американский автор комиксов Брайан Стелфлиз говорит, что: "Американские комиксы стали слишком уж карикатурными. Невероятные люди делают невероятные вещи... В этом их суть. А в японской манге рядовые люди совершают обычные поступки, не правда ли?"
Мангу пишут о чем угодно, начиная с романтических историй о школе и первой любви и заканчивая военными приключениями космического масштаба. Существует множество жанров манги. Вот некоторые из них.

Сёнен (Shounen) – манга, нацеленная главным образом на мальчиков. Обычно это истории о сражениях, где главные герои мужественно борются во имя своих идеалов. Часто персонажи такой манги наделены какими-нибудь сверхъестественными способностями и отличаются от обычных людей (если они вообще люди). Но драки и приключение не единственное направление жанра сёнен. Часто встречаются романтические истории. В них сюжет и отношения героев занимают главенствующую позицию.
Графически сёнен достаточно сильно отличается от манги для девочек. Кадры обычно имеют четкие границы, за которые практически никогда не выступают рисунки.
Сёдзё (Shoudjo) - манга, аудиторию которой составляют девушки. Сюжеты этого жанра - обычно романтические истории любви. В сёдзё очень хорошо прорисованы персонажи и их отношения.
Хочется сказать несколько слов о графическом стиле манги сёдзё. Поскольку основными читательницами, и создателями такой манги являются девушки, графика изобилует симпатичными фонами, такими как всевозможные цветы и тому подобное. Раскадровка обычно бывает достаточно хаотичной, один кадр заезжает на другой, а персонаж может быть нарисован вне кадров. Несмотря на это, читать такую мангу достаточно легко и приятно.
Меха (Mecha) - характеризуется активным использованием сложных механизмов, как правило, самодвижущихся и не имеющих реальных прототипов (т.е. придуманных специально для данного проекта). Обычно этим термином обозначают "гигантских роботов", огромные человекоуправляемые боевые машины.
Сёдзё-аи (Shoudjo-ai)- романтические истории, повествующие о любовных отношениях между девушками. Не стоит путать этот жанр с юри. В сёдзё-аи нет никакой порнографии. А сюжет ориентирован главным образом на раскрытии характеров персонажей.
Сенен-ай - повествует о любовных отношениях между юношами.
Яой (Yaoi) - манга, содержащая сексуальные отношения между мужчинами. Не смотря на это, яой предназначен главным образом для женской аудитории. Слово Yaoi является аббревиатурой японской фразы, которая переводится как "Нет кульминации, нет завязки, нет смысла", поскольку, в отличие от сёнен-аи яой фокусируется главным образом на сексе, а не на сюжете.
Киберпанк (Kiberpank)- жанр манги, рассказывающей о мире будущего, жизнь которого полностью определяют компьютерные технологии. Картины будущего при этом представляются мрачными и антиутопическими.
Мистика (Mystery) - жанр манги, действие которой связано с взаимодействием людей и различных таинственных сил. Последние не поддаются однозначному научному описанию, чем отличаются, скажем, от магии в фэнтези. Отношения с ними обычно связаны с различными моральными проблемами.

Также манге свойственны некоторые другие особенности, отличающие ее от западных комиксов.
1. В большинстве своем манга - черно-белая, тогда как комиксы - цветные.
2. Формы кадров в манге значительно разнообразнее.
3. В комиксах текст рукописный, причем его гораздо больше, особенно в пояснениях. В манге преобладает стандартный типографский шрифт, а компактность иероглифической письменности позволяет экономить пространство кадра. Кроме того, манга читается как обычная японская книга, то есть справа налево, а текст часто заходит на картинку или даже является ее частью, поэтому перевод во многих случаях затруднителен, так как требует не только перепечатки текста, но и перерисовки.
4. В манге фон часто заменяется символическими трафаретными формами.
5. Лица и фигуры персонажей в большинстве своем похожи друг на друга. В комиксах же герои обладают отчетливо-индивидуальными чертами лица и телосложением, или же имеют анатомию, близкую к реальной.
6. Манга обычно длиннее западных комиксов. Повествование делится на тома, которые, в свою очередь, подразделяются на главы, состоящие из 15-20 страниц каждая. Истории могут быть очень долгими.
7. В манге часто присутствуют несколько сюжетных линий, поэтому она ближе к кинематографу, чем западные комиксы.
8. Для того же рассказа, что и в западном комиксе, в манге используется гораздо больше рисунков.
9. Манга в меньшей степени, чем западные комиксы, скована рамками стиля, облик персонажей в ней чаще определяется их переживаниями, нежели требованиями жанра.

Большинство вышеперечисленных отличий могут показаться незначительными или даже тривиальными, но они указывают на то, что манга более символична и во многих смыслах близка иероглифике, тогда как западные комиксы ближе к книжкам-картинкам или просто иллюстрированной литературе - рисунок в них, как правило, вторичен. Иными словами, манга состоит из большого количества условных знаков (включая фоны, ракурсы, форму рамок отдельных кадров и т.д.), и заключает в себе множество смыслов, задействованных в качестве важных элементов повествования. Рисунки западных комиксов также содержат символику, но она более примитивна в сравнении с мангой, и больше походит на иллюстрации, притом, значительная часть истории передается в тексте. Поэтому в них больше пояснений и прямой речи, которые в манге замещаются рисунком.
Перевод и издание лучших образцов манги в России не только помогают лучше понять культуру нашего восточного соседа, но и обогатить культуру нашей страны. Манга - это прогрессирующий эксперимент, и для всех, кого хоть немного интересуют комиксы, новые пути передачи информации и грамота вообще, манга может стать весьма привлекательным объектом изучения.



« предыдущая   следующая »


Graphicode © 2010